Дочь в музее

06 мая 2015

Дочь требует «шопинг». Я бы предпочел библиотеку, а еще лучше – музей. Дискуссия длилась пару дней. Лука заявила, что в музее уже была с дедушкой, в библиотеку ходила с мамой. «А вот в «шопинге» мы с тобой, папа, еще не были!» – закончила она.

Текст и иллюстрации: Вадим Куделькин

Шопинг в обмен на музей

– Милая Лука, не были, потому что я не люблю шопинг! Ты же знаешь!

– Но в этот раз ты будешь со мной! Тебе понравится, папа!

– Хорошо, пусть будет шопинг!

Подарки и игрушки надо покупать такие, которые хотелось бы иметь самому. Например, швейцарские часы или радиоуправляемый «дрон». Так как детский «Свотч» и самый простой летающий вертолетик стоят примерно одинаково, я спросил:

– Что ты хочешь, чтобы я тебе купил: вертолет или часы?

Лука задумалась. Луке нравятся Барби, пушистые китайские игрушки и вообще все розовое.

– Хочу черепашку!

– Какую черепашку?

– Такую! – Лука приносит мне из детской китайского плюшевого монстра.

– У тебя уже есть одна черепашка, зачем тебе вторая?

– Эта большая, а мне нужна маленькая!

«Хм-м… Черепашка? По-любому дешевле, чем часы или вертолет, – думаю я, – правда, пользы от этого чуда китайской мануфактуры ноль, но зато дешевле!».

– Хорошо, купим черепашку, затем в музей!

– ...И вертолет!

Музей-матрешка

Лука милостиво согласилась сводить себя в музей, но сначала – за розовой черепашкой. Черепашки розовые и пушистые, большие и маленькие, продаются в магазине игрушек, магазин игрушек в ближайшем торговом центре, торговый центр в двух трамвайных остановках от дома. Закончив там, мы отправились в музей. Нужно только выбрать из великого множества берлинских вариантов: картинная галерея скучна, технологический музей слишком большой, в музей природы мы ходим в Цюрихе, остается «Пергамон».

Построенный в начале двадцатого века Пергамский музей – это огромное здание классического стиля, где представлены артефакты из Средней Азии и Ближнего Востока. Но самое интересное, конечно, – архитектурные фрагменты разных эпох, воссозданные под одной крышей: вавилонские ворота Иштар, ворота Милетского рынка, кусок Мшаттской крепости, ну и Пергамский алтарь, давший название музею (но он был закрыт на ремонт). Структура «Пергамона» прекрасно иллюстрирует принцип матрешки: входишь в здание, а там как бы другое, поменьше, потом еще одно; прошел через греческую колоннаду в Милете, а вышел к шумерским воротам в Вавилоне, поплутал по лабиринтам исламского собрания и оказался у стен Мшаттской крепости.

А еще недалеко от Пергамона, на Фридриштрассе, есть небольшой магазинчик, где торгуют радиоуправляемыми моделями.

У билетной кассы нам выдали наушники и гаджет, похожий на старинный калькулятор, – экран с кнопочками, электронный гид. Луке – на немецком языке, я взял себе русский вариант. Чтобы включить гид, нужно ввести код экспоната и нажать «Play». Благодаря этому хитрому устройству поход в музей превратился в веселую игру: мы бродили по зданию, выискивая кодовые номера. Примерно треть экспонатов сопровождались лекцией (очень подробной), a на экране высвечивались дополнительные иллюстрации. Время от времени мы менялись наушниками.

Больше всего Луке понравились вавилонские ворота Иштар и «дорога процессий»:

– Папа, смотри, это бург! – сказала Лука, указав на гигантскую облицованную синим кирпичом крепость.

У слова «бург» в немецком языке есть множество значений. «Городская стена», – любезно пояснила интеллигентная женщина, спрятанная в маленькую серебристую коробочку. Ее немецкий коллега, который болтался у Луки на шее, говорил строгим мужским голосом.

Взлеты и падения

В окна светило февральское солнце, хотелось на улицу.

– Ну все, Лука, хватит на сегодня, пойдем вертолет покупать!

Идея была встречена с должным одобрением.

Выйдя из музея, мы свернули на Фридрихштрассе. Напротив вокзала, среди сосисочных и вьетнамских ресторанчиков спрятался магазин моделек.
В этом закутке можно купить советский танк в масштабе один к двадцати, маленький реактивный джет или солидный «дрон» с профессиональной видеокамерой, моторные катера и парусные фрегаты. Нас интересовали вертолеты.

Пробный пуск мы сделали дома, вертолетик весело жужжал и прыгал по столу. Напротив Люкиной пятиэтажки расположен школьный стадион, там я решил продолжить экспериментальные запуски.

Первый же настоящий полет закончился авиакатастрофой. Вертолетик взлетел над стадионом и рухнул вниз. Он еще несколько секунд бился в конвульсиях и замолк навеки. Мы стояли над обломками.

– Папа, не грусти, у нас черепашка есть. Просто в следующий раз, когда пойдем в музей, купим мне часы... и черепашку!

– Мы уже купили черепашку!

– Там еще одна есть – маленькая-маленькая…

Комментарии