Папа не ушел от меня!

12 марта 2015Родителям

Гостиная. Папа возится около открытого шкафа, на полу стоит дорожная сумка. Я рядом, тихо наблюдаю за странной суетой. Не понимаю, для чего все это, спрашиваю: «Папочка, ты куда-то собираешься?». Он вполголоса: «В командировку, малыш… Ненадолго». Из кухни пахнет табаком – мама курит. Я помню эту картину сегодня так ясно, словно тогда кто-то нажал в моей голове кнопку «Rec». Мне было пять. В тот день папа ушел от нас. Хотя, нет, не так – это он от мамы ушел, с ней развелся. От меня папа никогда не уходил!

«Командировка»

Тогда, в 5 лет, я не представляла (меня в это ненужное знание не посвятили), что любимый, ненаглядный папа поменял статус, нашел другую женщину, новый дом. Да ведь папа и не исчез. Просто перестал утром уходить из дома на работу, а вечером с нее в ЭТОТ дом возвращаться… Раз в неделю, по средам, он все же приходил.

Приходил, чтобы рассказать одну из своих, придуманных специально для меня, сказок про двух козликов. В другие дни папа звонил и мы болтали. Он заезжал и просто так, чтобы погулять со мной, сводить на каток или в Луна-парк. По выходным мы ездили к бабушке с дедушкой, а летом проводили кучу времени вместе, вдвоем на даче. Папа не ушел от меня!

На два дома

Прошло время, я стала школьницей. А у папы появилась квартира рядышком с нами.

Так что, став немного постарше, я могла выбирать, куда возвращаться из школы: к маме или к папе. Так и жила – на два дома. И меня очень любили. Оба они любили. И во имя своего чувства (я поняла это, став уже совсем взрослой), расставшись, сохранили два непререкаемых семейных авторитета: МАМИН и ПАПИН.

И я всегда считала, что у нас полноценная семья. То есть «Эй, ты, безотцовщина!» ко мне не относилось. Папа был рядом всегда: и на дурацкие собрания ходил в школу он, и первую книгу о сексуальном воспитании сунул в руки мне тоже он, и о дружбе рассказывал тоже он. Обо всем на свете – папа. Мой мир не был разрушен с его уходом от мамы. Папа не ушел от меня!

Мама

Сегодня я осознаю, что мама совершила поистине героический поступок для оскорбленной и брошенной женщины. Она дала себе слово не принижать отца в моих глазах, не оскорблять его чувства ко мне, не ломать психику ребенку. Моя мама при всей своей харАктерной сложности, негибкости и просто патологической любви к страдальчеству и жалобам до полного моего взросления ни разу не позволила себе ни одного дурного слова в отцовскую сторону. А ведь она запросто могла свести наше с папой общение к свиданьям раз в неделю и алиментам. Но она держалась, и я склоняю голову перед ней за это, говорю «спасибо». И, наверное, в том числе благодаря маме папа не ушел от меня.

Выбор

Правда, когда мне было почти семнадцать и папа познакомился с чудесной женщиной, ставшей впоследствии его последней женой, маму «прорвало». И это определенно произошло слишком рано для меня. Я была не готова. Мне запрещено было встречаться с милой Леной, ездить на дачу с папой (там ведь тоже была Леночка), много еще всяких «нельзя», когда приходилось выбирать между мамой и папой.

Несмотря на физическую взрослость, мое семнадцатилетнее сознание было еще, конечно же, сыро, трепетно и не готово к отражению психологических атак такого рода.

Я плакала. Сбегала к любимой мудрой бабушке, пряталась, словно страус… Через год у меня обнаружили гиперфункцию щитовидной железы, тиреотоксикоз III степени.

Организм не справился, психосоматика дала о себе знать. Еще через два года постоянной нервотрепки и маминых допросов под вопросом уже стояла возможность для меня стать матерью, обсуждалась операция. И профессор (спасибо которому) говорил родителям, что возникновение болезни и столь стремительное ее развитие было, вероятнее всего, спровоцировано непосильными психологическими нагрузками, мама с папой удивлялись: «Ну, надо же! И какие такие нагрузки?!». Но время шло.

Все утихомирилось. Мама успокоилась.

Я оклемалась. Многое переосмыслила. Бабушки только вот не стало… Но папа не отвернулся, не ушел с головой в новое семейное счастье. Он не ушел от меня.

Замуж пора

Вот если бы мама замуж вышла! Почему-то об этом мне мечталось всегда. Казалось, что так она будет счастливее, а значит, и ее обида на папу (читай: всех мужиков) улетучилась бы. Тогда и не было бы всего того, что произошло со мной после папиной женитьбы. Теперь, в своей взрослости, я порой вижу таких вот мам, преданных не своим детям («я-все-тебе-отдала-а-ты!»), нет! Преданным своей обиде, своим страданиям. Так жить, пожалуй, просто, – но не честно. Не честно по отношению к себе, не честно по отношению к ребенку. Надо ставить свою женскую точку в законченной истории и идти дальше к своему женскому счастью. И расстаться с мужем так, чтобы папа не ушел от ребенка.

Папа

Мой папа же, надо отдать ему должное, всегда очень трепетно относился к моему мнению о его дамах, коих было великое множество (и не каждая соглашалась делить своего мужика с какой-то там малявкой). Кто мириться не желал с моим непременным существованием в его жизни и его безграничной любовью ко мне, те таяли, словно облака на небосклоне. А та последняя, Леночка, осталась с ним. Осталась и в моей жизни. Стала моей подругой на всю жизнь… Только вот папы не стало. Но, я чувствую, папа не ушел от меня.

Текст: Ксения Шейнис

Шпаргалка для родителей, Март 2015, выпуск №3 (72)

Комментарии