Поддержи меня!

Что такое поддерживать детей? Вот, например, скажет выросший сын – не хочу в институт, пойду, поработаю, а выучусь потом. Ну, хорошо, выбор есть выбор. И что, поддержать? Или рассказать о своем опыте учебы, работы, объяснить, подвести к решению? Тоже поддержка? И что главное в итоге? Спасибо, что дала жить своей жизнью? Или почему вы, родители, не настояли?

Текст: Анастасия Муравьева, психолог, художник, директор семейного центра "Дарина"

А что такое вообще поддержка? Сказать на соревнованиях – я в тебя верю, у тебя все получится? Или, услышав, что ребенок не хочет заниматься, забрать из секции? И самое главное – почему подростки, да и мы, взрослые, ищем поддержки на стороне, у друзей, в интернете, у других взрослых, а не дома? И плохо ли это?

Начну с нескольких зарисовок из жизни.

В подростковом возрасте у меня были свои секреты и переживания. А еще у нас была подруга семьи, доктор философских наук, в быту – очень веселая и открытая женщина. И почему-то именно ей я все рассказывала о своих переживаниях. Потом уже я узнала, что почти у каждого подростка был такой поддерживающий взрослый – и очень часто не из семьи. Или из семьи, но не родитель – дядя, например, или даже отчим. Почему? Потому что я знала, домой можно принести свои хорошие части. Меня, несомненно, любят, но выдержать не смогут. Потому что когда что-то острое и бунтарствующее, подростково-манящее происходит с твоим ребенком – это одна история, и она порою очень тяжела, а когда видишь это на расстоянии – уже легче. Вообще про «горячие» темы с детьми и подростками говорить трудно.

Что же делать? Тут только работать над собой – с внутренним критиком, границами, учиться понимать. Потому что когда поддержки нет в семье – сначала ее ищут среди близкого круга, а если нет и там – то в сети. Хорошо это или плохо? Однозначно плохо, когда это единственный в жизни поддерживающий инструмент.

Вторая история случилась со мной в этом году. Дочка ходит в секцию синхронного плавания. Серьезная секция, не спорю. Пожаловалась на растяжку – до слез, что не хочет ходить, из-за одного конкретного нового упражнения. Больно и все тут. Остальное, к слову говоря, у нее получается. Не всегда гладко, но получается. Можно сказать: терпи и старайся, у всех свои трудности. Можно просто отмахнуться. Или идти и разговаривать? Или просто забрать из секции? Самое главное тут – как и в любом диалоге с учителем, системой, наставником и ребенком – показать, что мы слышим ребенка и нам значимы его переживания.

Представим конфликт – ребенок-педагог. Что произойдет, если встать на сторону системы просто потому, что ребенок еще ничего не понимает, а учитель – фигура ранговая? Подавление собственных желаний, отказ от контакта. В идеале родители – это гаранты поддержки, люди, которые говорят «всему, что с тобой происходит, в нашей душе есть место». А если нет? Не дали поддержки, обесценили чувства, не проверили серьезности переживаний. Один раз достаточно отмахнуться, чтобы ребенок понял – поддержки не будет. И он пойдет двумя путями. Первый – «я сам со всем справлюсь», и тогда на всю жизнь или на определенном этапе он становится очень сильным внутри. Или – «они не понимают меня, я буду искать другое место, где можно быть собой».

Когда происходит такое обесценивание? На самом деле чаще, чем кажется.

1. Когда в конфликте мы встаём на сторону системы, потому что уверены, что с ней нельзя спорить или мы не имеем на это внутренних ресурсов (в таком случае честнее признаться - окей, сын, я что-то сама твоего учителя боюсь).

2. Когда считаем, что помощь – это плохо и это – удел слабых. Иди и добивайся. Терпи. Вообще это культуральный миф – терпеть ради цели. А еще, что слабость — это плохо. Или просить помощи – стыдно. Люди, умеющие помогать и получать помощь, на самом деле не просто успешнее, они легче идут по жизни. Все эти «сама-сама» такая же крайность, как бежать и делать все за ребенка заранее.

3. Когда мы недооцениваем ситуацию. Вроде, с точки зрения взрослого это, и правда, ерунда – мелкая ссора, сломанная игрушка, забытое обещание. А если глазами ребенка посмотреть? А еще – это мой личный пунктик. Про телесные границы и насилие. Когда ребенок приходит из спортивной секции и жалуется на боль. Жалуется, что не хочет ходить, когда боль сильнее удовольствия и труда. Этого не должно быть и задача родителя – поддержать ребенка в выборе, протесте и праве на «не делать» если это нетерпимо. Иначе – со своей болью я один. Без поддержки.

4. Честность – и перед собой, и перед детьми. Если я понимаю, что учитель или тренер не прав, если урок невероятно скучен, а материал по этой теме не пригодится в жизни – зачем отводить глаза и придумывать? Если я убеждаю ребенка, что высшее образование и отличные оценки нужны, чтобы получить хорошую должность, а сама ненавижу свою работу – аргументы не подействуют. Если же я с удовольствием делаю свое дело, вдохновить мне будет гораздо легче.

Это все основные маркеры, по которым ребенок, а потом подросток, и даже взрослый запоминает: здесь рыбы нет. Нет поддержки. Искренней. Не той поддержки, которую я называю «мама поддержит тебя стать таким, каким она видит тебя», а открытой, принимающей. Зато у независимых людей – вне системы ценностей семьи – ее может быть много. И хорошо, если эти ценности идут не во вред. Ощущение своего места, значимости, того, что я услышан и принят – то, что важно.

Комментарии