Поколение «дядей Федоров»

04 марта 2016

Мудрая Людмила Петрановская в одной из своих книг метко обозвала «дядями Федорами» поколение тех, кому сейчас от 25 до 50: очень мудрых не по годам и самостоятельных не по возрасту детей. В книжке про Простоквашино дядя Федор живет в деревне с собакой и котом, - а ведь он еще даже в школу не ходит! А милые, но инфантильные родители вполне это принимают. И вообще непонятно, кто там взрослый, в этой истории. Сейчас мы, дядифедоры, повзрослели, вместо коров и собак завели детей, – и обрушили на них свои непрожитые мечты, желания, потребности.

Текст: Диана Моисеева, психолог, психотерапевт

Традиционная семья объединяет под одной крышей несколько поколений родственников, ведущих совместное хозяйство. Глава семьи в ней – мужчина либо (очень характерно для России) старшая женщина (мать, свекровь, теща). Нуклеарная же семья состоит из супругов и их неженатых детей.

В 20 веке, откуда все нынешние родители родом, нуклеарная семья практически сменила традиционную, а, значит, и подход к рождению детей из «к живу - так выживет» сменился на более человеко-ориентированный, гуманистичный: важно не процветание рода, а счастье отдельно взятого человека. Концепция сменилась, а механизм передачи опыта от родителей к детям до сих пор работает.И если в традиционной системе родители воспитывали своего ребенка так, как воспитывали их, их бабушек и дедушек, неизменно передавая опыт от поколения к поколению, - то в семье нуклеарной родители имеют достаточно свободы, чтобы спросить себя: а нравится ли мне, как обходились в детстве со мной? Нравится ли мне то, что из меня получилось? Цена, которую я за это заплатил?

Чужой дефицит

Допустим, у молодых родителей рождается малыш. То, что казалось обычным, нормальным, вдруг предстает в новом свете. Например, я всегда знала, что когда мне было 6 или 7 дней, мама вернулась в институт и досдала летнюю сессию. Я об этом помнила из разговоров, но никак не относилась, потому что это часть моей действительности, моего опыта, аксиома. Когда моему старшему сыну было несколько дней, новоявленная бабушка вспомнила этот факт о сессии, и тут меня накрыло до темноты в глазах. Как можно, - думала я, - оставить, пусть даже на хороших нянек этого нового человека, который в тебе так нуждается и так к тебе привязан! Конечно, вываливала эти претензии на свою маму (вместо того, чтобы просить о помощи). Рыдала, осознавая, что вот она, главная тема моего детства – всегда быть на втором месте после чего-либо – маминой учебы, затем работы, позже новой семьи и младшего брата. И весь этот дефицит пал на голову моему старшему сыну: вся жизнь строилась вокруг него, - его потребностей, настроения, питания, игрушек, болячек. Неожиданно я осознала, что опять нагенерировала себе такую жизнь, где совсем не я играю главную роль. Да и ребенку было не по себе. Он тревожился, плохо спал, не отпускал меня ни на шаг. Потом была долгая работа над собой, над этим дефицитом «главности» себя в собственной жизни, и по мере большего устройства мира так, как хочу я, как удобно мне и мужу, а потом уже сыну, ребенок успокаивался, взрослел, осваивал автономию.

Я внутри меня

"Внутренний ребенок" – термин из трансактного анализа. Это малоосознаваемая часть в структуре личности, совокупность детских решений, прожитого и непрожитого, неудовлетворенных потребностей и дефицитов. Мне нравится думать, что в нас сидят (метафорически, конечно) и пухлый младенец, и вредный трехлетка, и серьезный первоклашка, и балбес-подросток, - как-то уживаются, взаимодействуют между собой, играют, радуются, плачут и злятся. Эта часть души отвечает за чувства, творчество и отношения.

Что случилось со мной 12 лет назад? Я приняла крик своего внутреннего ребенка за дефицит сына. Перепутала свои младенческие отношения с мамой и реальность. И я такая, конечно, не одна. Чаще всего на эти грабли наступают с первым или единственным ребенком: пытаются впихнуть ему то, чего не было у родителя. Родители, пережившие голодные времена, будут кормить до ожирения. Мама, страдающая от того, что в ее детстве было так мало красивой одежды, покупает пятнадцатое платье дочке, которая вообще-то хотела бы одни джинсы. И, конечно, лучше бы мама купила платье себе, закрыла потребность в «принцессинском» детстве. Папа, все детство пробегавший по стройкам и гаражам с ключом на шее, тревожно контролирует своих детей, потому что его внутренний ребенок вопит о безопасности и поддержке, - а реальные дети вопят о том, чтобы папа от них отстал. Старшая дочка в многодетной семье, на которой держалась вся уборка и готовка, вырастает и не подпускает своих дочек к плите и стиральной машине. Она хочет как лучше для ее ненаигравшейся внутренней девочки, а дочки хотят самостоятельности и доверия к их взрослости. Мои ровесники, воспитанные по Споку (дайте ребенку прокричаться, кормите по часам, не берите на руки – избалуете) кормят своих детей по требованию, не спускают с рук, очень много ими занимаются, - и это здорово, потому что это более здорово и физиологично, но, конечно, как в ситуации с другими неосознанными дефицитами (во внимании, телесном контакте, в том, чтобы нуждаться и быть беспомощным) частенько перегибают палку. В семье, где родителям в детстве не хватало денег, деньги могут нечаянно стать единственным мерилом и целью: родители будут пахать, зарабатывая, а дети - страдать от невнимания.

И что же делать?

Важно не уходить в полярности: «Я ни за что не буду как мои родители» и «Я все сделаю, как они». На этой прямой находится миллион вариантов: что-то можно применить из «бабушкиного», что-то взять из книг, что-то у тех семей, где вам нравятся отношения между детьми и родителями, но важнее всего опираться на собственные ощущения и чувства, на связь с ребенком. И главное - налаживать прямую связь между вами и вашим внутренним ребенком, знакомясь со своими дефицитами, заполняя черные дыры в душе, не подтягивая на эту роль ребенка реального, у которого своя жизнь, свои планы, свои стремления. Говорите с детьми об этом, расспрашивайте о том, что они хотят, что им важно, а что не кажется достойной тратой усилий.

Упражнение:

1. Вспомните ситуацию из детства, когда вы чувствовали недостаток помощи/поддержки/любви от значимых взрослых.

2. Познакомьтесь со своей детской частью: сколько ей лет, какая она, что вы к ней чувствуете?

3. Представьте себя нынешнего, взрослого/взрослую в той детской ситуации. Что бы вы могли сказать своему внутреннему ребенку? Как бы вы могли дать себе эту помощь, любовь или поддержку сейчас?

4. Как вы можете давать себе эту любовь сейчас? Например, если в детстве был важен физический контакт, а его было мало, - обнимайтесь чаще с детьми, супругами, друзьями. Заботьтесь о теле, давайте ему достаточно внимания, принятия и заботы: вкусно кормите, красиво и удобно одевайте, занимайте приятными видами фитнеса без насилия и безумной нацеленности только на результат. Если не было возможности «побыть маленьким» в детстве (а это обычное дело для тех, кому сейчас от 30 до 50), тогда срочно найти такую возможность – дайте себе полениться и поиграть, пофантазировать и повеселиться. А как это сделать – спросите у ваших детей, наверняка они в этом большие специалисты.

Комментарии