Шартр: Франция по-настоящему

17 августа 2015

Франция – это не Париж. Топ-модель нельзя считать типичной представительницей женщин. Наоми такая же стандартно-прекрасная, как и Ким, Синди или Наталья. Видели фото пяти моделей разом? Выверенные пропорции черт лица и вымечтанные дизайнерами типы фигур делают всех похожими. Париж – это Питер с поправкой на климат. Это Москва, это Екатеринбург, и наверняка это еще много других стильных мегаполисов, с чуть-чуть другим цветом кожи и акцентом. Он симпатичен, но Франция – это, наверное, Прованс. И это точно Шартр.

Эксперт по впечатлениям

Инна Бартош

 

Город-француз, вобравший все обаяние страны и имеющий свое личное очарование.

Старинные дома, в которых живут настоящие люди. Эти люди ходят по узким улочкам, выращивают цветы на любом клочке земли, закрывают на ночь ставни домов, фанатично стригут живые изгороди, пытаясь геометризировать природу. Все настоящее, из века в век.

Я не знаю, как передать чувство подлинности, я не умею описать то, чем так покоряет Шартр приезжающих сюда. Я знаю людей, которые принципиально не летают туда, где уже были, но в Шартре были трижды. Я знаю людей, которые проехали на автофургоне через Шартр, провели там запланированный день, уехали, а потом изменили маршрут, вернувшись в этот город с противоположного края Франции.

И дело не в знаменитом Шартрском соборе, хоть он и больше, красочнее и заковыристее прославленного Нотр-Дама. Это что-то неуловимое... 

Моцарт и чудо

В Шартре много красивейших церквей со знаменитыми витражами, святыми и «химерами». Есть такой термин «Шартрская синь», по уникальному оттенку голубого цвета в витражах.

Моя первая встреча с собором – «Реквием» Моцарта в старинных стенах. Я считаю, лучшее из возможных начал. А после confutatis я вышла из каменного храма – в сумерках, под возносящуюся ввысь тихую музыку, навстречу людям, почему-то все фотографирующим собор, и Вика сказала мне: «Не оборачивайся», и я, конечно же, обернулась, а там по Нему скользили небесные фонарики, сиянием расходились круги, буквы, огни, собор оживал светом, в сумерках становясь живым существом, и Моцарт сливался с Аве, и пахла жимолость. 

Ночь: время света

Ночной Шартр даже обаятельнее дневного. Загораются фонари, на стены домов проецируются портреты связанных с городом знаменитостей (меня разочаровал мой любимец Генрих IV Наваррский, у него бы страшный толстый нос), синим подсвечены арки, и невероятно пахнут ночные цветы, воздух можно просто пить. А еще каждую ночь в теплой половине года по всему Шартру – бесплатные шоу...

Световые инсталляции – это сложнейшая ночная машинерия. Каждое лето они приманивают в Шартр миллион туристов. Это буквально, цифрой. На стены домов, церквей, мостов, развалин транслируются цветные картинки. Где-то статичные, как в церкви святого Петра, где можно увидеть витражи наизнанку. Где-то картинки листаются, как слайды. Где-то сменяют одна другую под сопровождение музыки. Где-то идет настоящее кино, только на плоскостях разной глубины и удаленности – на мостах «плавают» рыбы, тапер аккомпанирует первым кинохроникам... А на Шартрском соборе настоящее 15-минутное шоу – объем, звук, цвет, движение, музыка, запахи жимолости и лаванды... На боковом портале статуи окрашиваются в цвета, – такими цветными они были изначально, много веков назад.

Интересная деталь про Нотр-Дам-де ля Пост – несмотря на название, это не собор, а бывшая почта, ныне медиатека. Прозвище она получила, потому что многие туристы принимают красивое здание со шпилем за собор и активно фотографируют. На нее тоже транслируется световое шоу. Вот только деревья перед зданием и транслирующей аппаратурой очень быстро выросли и стали мешать картинке. Впрочем, их включили в инсталляцию, и теперь одно из деревьев «горит огнем» по ночам.

Еще одно ночное впечатление – туристический «трамвайчик», снующий по узким крутым улочкам. Мы остановились около столбика, торчащего посреди улицы, и увидели, как с горы вниз на изрядной скорости летит этот трамвайчик, прямо на столб. «Ой, мама!» – сказала я и вжалась в стену. Но на моих глазах столб опустился под землю, трамвайчик промчался мимо, и столбик снова вырос передо мной. Волшебство какое-то! 

«Нам повезло: мы попали в больницу»

Вообще-то мы с мужем в первый раз в жизни вдвоем поехали за границу. Исполнять мою мечту детства – «побывать во Франции». Я сразу сформулировала: меня не очень-то привлекают экскурсии. Мне хотелось не смотреть, а участвовать, не разглядывать осколки былого, а «чтобы жизнь происходила со мной».

И мне сразу повезло: в первый же день мы побывали в больнице, в полиции и в аптеке. Просто я в аэропорту поняла, что заболела (без диагнозов обойдемся). Позвонила в страховую, там нам сказали ехать в местный госпиталь.

Французский госпиталь – это прелестно. Где вахтеры, бахилы, регистраторы?.. Пока мы нашли нужную нам службу, прошли весь госпиталь: от реанимации до родильного отделения. Потом милая французская тетенька стремительно осмотрела меня (лоб не горячий, давление в норме) и выписала рецепт. Просто ручкой на бумажке с «шапкой» госпиталя. Название лекарства, 3 таблетки, принимать по вечерам. Я нервно уточнила: а диагноз? Мне же отчитываться перед страховой. Тетенька написала еще одну бумажку с диагнозом. Я озабоченно уточнила: а печать? Круглая – врача, треугольная – в регистратуре. Милая Вика, наш гид, перевела врачу: «Она из России, там жуткая бюрократия».

Деньги за консультацию заплатили той же тетушке, никаких касс. «Ну вот, а теперь в полицию», – подытожила Вика.

Как в полицию?.. Да, в полицию, она в соседнем городке. Так положено. Уже десятый час вечера, по ночам и в воскресенье аптеки не работают, только дежурная, но чтобы в ней купить что-то сложнее йода, нужно идти в полицию. Получить разрешение и адрес аптеки.

В полиции милейший юноша зарегистрировал обращение, изучил мой паспорт и диагноз. И дальше мы заехали в дежурную аптеку. Ну как заехали... Она в 15 минутах езды, через пару соседних городков. Мы поехали по ночной Франции, развлекая друг друга разговорами и пытаясь не уснуть от усталости. Нашли аптеку, позвонили в звонок – никого. Услышали «эй!» над головами. Из окна второго этажа высунулся полуголый мужчина и сказал, что ему только что позвонили из полиции про нас, а так-то он уже спал в 23 часа, но сейчас он оденется, спустится и все нам продаст. Оказывается, без звонка из полиции ночью вас в аптеку просто не пустят. А вдруг вы бандиты?

Аптекарь тоже изучил мои бумаги, продал лекарство, написав на коробке, как его принимать. К цене приплюсовывается 8 евро за внеурочное время – надеюсь, страховая не против. И мы наконец-то поехали домой с лекарством.

Этот заезд, французского врача, полицейского и аптекаря я буду вспоминать в старости. Ведь это происходило со мной. 

Ставни и цветы

Ночной вояж снял мою панику формата «Чем нам тут заниматься целых десять дней?». В Шартре интересно. А еще тут все пахнет, незнакомые мне цветы и деревья, живые изгороди и многочисленные цветники, увивающие стены лозы, лаванда и похожая на жасмин козья жимолость... Тут очень тихо, поют птицы, невероятно чистые, как с картинки, улицы, незапирающиеся калитки, невероятной красоты и разнообразия домики, очаровавшие меня ставни и балкончики...

И ничего не работает в выходные и вечерами. В магазин с утра сгоняли шустро – он закрывается в 12.30. По Цельсию, в смысле – ДНЯ, по 24-часовому формату даты. Полпервого. Чтоб не ущемлять права желающих отдохнуть в воскресенье продавцов.

Городские дома – нереально узкие, часто с острыми углами, может, потому, что тут всегда тепло, не нужны толстые стены. Во дворах розовые кусты, целые деревья.
И балкончики – никакого застекления, каждый сантиметр в цветах и деревьях, обязательно стол и пара стульев – это сад, непременно нужен сад! Французские окна, до пола – на любом этаже, жутко, небезопасно, странно, но так притягательно... Эти «дверки в никуда» расположены бессистемно, не в шеренге, вне строя. И цветы на каждой лесенке, и ставни закрыты, в девять вечера на улице говорят шепотом, чтобы не разбудить тех, кто за ставнями.

Но для меня Франция – это ставни. Здесь нет комаров, совсем, – может быть, это сделало ставни такими популярными? Первое, что меня поразило в этой стране – какая-то нереальная ровность, аккуратность, картиночность домов. Потом я поняла, что все это делают ставни – одинаково белые, одинаково одинаковые, никаких разномастных окон, разностилевых штор, разной степени гнилости рам... Ставни делают стиль. Специальные перекладины поперек, резные защелки, фигурки держателей... Днем ставни спасают от солнца и чужих глаз, при этом пропуская сколько тебе нужно света. Ночью я раскрывала окно над колышащейся лавандой, получая неповторимое наслаждение от того, что я – распахиваю – ставни. И мне пронзительно пахла жимолость. 

Послевкусие Шартра

Проведя отпуск в изнемогающей от жары Франции, мы вернулись домой в дождь. В первый же вечер гуляли под мелким дождиком, в галошах и пуховике. Кошки, соскучившиеся за 10 дней отпуска, дома облепили нас, истерично урча. Я абсолютно, чисто и воздушно счастлива. Какой из ингредиентов этого рецепта создает вкус счастья? Тишина и ночь за окном? Первый в жизни заграничный отпуск? Самолетное ощущение зазеркалья? Возможность потупить в Интернете? Я чувствую себя Золушкой, обнаружившей, что перебрать три мешка бобов и чечевицы – это вовсе не обязательное условие, чтобы разрешить себе бал и принца.

 

Виктория Гонишон,

русскоязычный гид по Шартру,

Частный гид в Шартре

– Когда вы приедете в Шартр, вы почувствуете особую атмосферу, дух Средневековья. В чем секрет этого города? Как ему это удается? Все дело в том, что на протяжении столетий численность населения Шартра (его старинной части) не менялась. Как в 13 веке здесь проживало 20 тысяч жителей, так и сейчас. Все те же узкие мощеные улочки, островерхие крыши домов и, конечно, божественный шартрский собор! С апреля по октябрь – сезон волшебного светового шоу «Шартр в свете». Каждый вечер с наступлением темноты и до часа ночи сказка вас ждет…

 

 

Комментарии