Великий нехочуха

В жизни каждого родителя однажды наступает момент, когда любые предложения, просьбы, поручения натыкаются на бескомпромиссное детское «не хочу-не буду». Педагоги-психологи из Ассоциации организаций по развитию гуманистической психологии в образовании говорят, что частота встреч с Великим Нехочухой во многом зависит от нашей родительской реакции.

Текст: Анастасия Кузнецова, педагог-психолог, член Ассоциации организаций по развитию гуманистической психологии в образовании

Когда ребенок отказывается подчиниться, выполнить просьбу или последовать совету, первое, что необходимо сделать – понять мотив отказа. От этого зависит стратегия реагирования и потенциальная возможность одержать педагогическую победу. Тут сразу важно оговориться, что педагогическая победа – это совсем не обязательно настоять на своем любой ценой! Иногда (и даже довольно часто) умный родительский компромисс позволяет достичь куда более важной цели – сохранить авторитет и способность к управлению детским поведением.

Итак, мотивы отказа. Они могут быть вызваны разными возрастными и индивидуальными потребностями ребенка, но в целом сводятся к трем основным пунктам:

А) Для несогласия есть реальная, весомая для ребенка причина.

В) Проверка родителя на прочность: а что будет, если я не соглашусь?

С) Желание быть главным в отношениях со старшими: будет так, как я хочу!

Чтобы выбрать стратегию реагирования, тестируем упрямца на мотив, используя (с учетом конкретной ситуации) универсальный механизм:

1. Признаем за ребенком право «не хотеть», иметь другую точку зрения: Я вижу, ты не согласен со мной.

2. Демонстрируем возможность альтернативы: Наверное, ты хочешь поступить как-то по-другому.

3. Показываем пример конструктивного выхода из коммуникативного тупика: Давай обсудим, как ты хочешь поступить (как еще можно поступить), и вместе примем решение.

Обратите внимание! 

Ни одна из этих фраз не содержит вопросительной интонации. Мы ни в чем не сомневаемся. Мы констатируем (тверды и непоколебимы). Таким образом, управление ситуацией в наших руках. К обсуждению вариантов ребенок, скорее всего, не готов, мы сами должны ему их предложить, сами обсудить, сами договориться и сами принять решение, оперируя, естественно, местоимением «мы». Пусть даже малыш просто кивает – он видит пример, получает конструктивный опыт.

Если на этом этапе ситуация не разрешается, значит кроха скорее всего испытывает вас на прочность. Переходим к плану Б:

4. Четко и коротко обозначаем границы ситуации и свое отношение к ней (не к ребенку!). Например: У нас в семье принято всегда убирать за собой. Поэтому через 15 минут (если ребенок не понимает время, то используем формулировку «когда вот эта стрелка будет здесь») в твоей комнате должен быть порядок. Если этого не произойдет, мне придется самой собрать эти игрушки и вынести на детскую площадку, чтобы в следующий раз тебе не нужно было их собирать. Их с удовольствием возьмут другие дети. Мне будет очень грустно, если придется так поступить.

Обратите внимание! 

Обозначение границ – это ни угроза, и не шантаж. Это только обозначение границ. Чтобы оставаться в этих рамках нужно быть очень внимательным к тому, что и как вы говорите. Даже если Нехочухе всего 3 года, он очень чувствителен к агрессивным интонациям, которые сводят на нет все наши педагогические маневры…

Если и в этом случае малыш не поддается, вполне вероятно, что он уже Великий Нехочуха и устанавливает свою власть над вами. По-видимому, у него есть для этого основания, - когда-то раньше вы уже дали слабину и не выполнили намерений. Если в этой ситуации начать выполнять предыдущее условие – выносить игрушки на площадку – очень вероятно, что кроха закатит истерику. Получится педагогический тупик. Поэтому на шаге 4, нужно семь раз отмерить (учитывая особенности вашего ребенка и ваших с ним отношений), прежде чем что-то сказать.

Но если все-таки истерика:

5. Сохраняем спокойствие, завершаем ситуацию, показываем, «кто в доме хозяин». СПОКОЙНО (!) не демонстративно собираем игрушки в мешок, ставим у двери. Берем ребенка на руки или садимся на уровень глаз, обнимаем, вытираем слезы (умываем, даем воды…) – демонстрируем одновременно «взрослость», любовь, принятие и отсутствие агрессии. А дальше – см. пункт 1-3: Я вижу, как ты расстроен. Мне тоже очень жаль, что все так вышло. Давай попробуем все исправить. Тебе нужна моя помощь?

В приведенном примере игрушки (пусть даже с вашей помощью) должны быть убраны ребенком. А завершить ситуацию нужно короткой позитивной рефлексией: Хорошо, что нам удалось договориться, и в комнате у тебя порядок. Больше ничего не надо обсуждать, а в похожих ситуациях нужно действовать строго так же.

Смысл применения вышеописанного механизма (1-5) в том, чтобы:

*контроль над ситуацией не уходил из ваших рук;

*ребенок получал конструктивный опыт, исходя из которого он будет действовать при взаимодействии с вами в аналогичных ситуациях в будущем.

Универсальность механизма определяется:

*вашим самообладанием и самоконтролем;

*последовательностью действий;

*готовностью к компромиссу;

*многократностью повторений.

Если вам удастся как можно раньше овладеть этим родительским приемом, и ребенок уже в раннем дошкольном детстве усвоит этот опыт, вам будет договариваться гораздо легче, когда Нехочуха станет подростком.

P.S. На самом деле, универсальных механизмов в воспитании не существует. Все индивидуально. Но общие закономерности возрастного развития есть. На них и опирается педагогика. Бывает, что ситуация угрожает жизни и здоровью Нехочухи, и тогда уже не до маневров…. Реагируйте оперативно, но помните, что любая наша реакция на действие ребенка – обратная связь, ориентирующая и формирующая его поведение в будущем.

 

 

Комментарии