Возрастные кризисы: «как раньше» уже не будет

17 ноября 2014Родителям

Возрастной психологический кризис – не болезнь, а нормальный этап становления характера. Поэтому советов в русле «как это срочно починить» здесь не будет, – не уверена, что они вообще возможны. 

Общее пожелание к родителям «ужасных трехлеток», «кошмарных первоклассников» и «чудовищных подростков» – уважайте то, что происходит с детьми. В момент «кризисов» решаются способы реагирования на конфликты, определяется место ребенка в социуме, его роли в будущей семье и на работе – на ближайшие лет пятьдесят.

• Выдерживайте шторма и бури, говорите детям о своих чувствах, не бросайте их одних, – им и самим в этот момент несладко.

• Правило: не «Ты плохой!», а «Мне не нравится то, что происходит. Давай поищем компромисс», – подходит для любого кризиса.

• Если очень тяжело, принимайте помощь психологов, друзей, форумов и сообществ.

• Вспомните, как проходили ваши кризисные моменты, рассказывайте о них детям.

Кризис трех лет (от 2 до 4 лет)

Еще вчера послушный малыш начинает бунтовать и с криками «Я сам!», «Отойди», «Нет!» бросаться в свою собственную жизнь. Ребенок осознает свою отдельность от родителей, он теперь человек, пусть маленький, где-то беспомощный и временами смешной. В нашей семье этот кризис младшего сына прошел под аккомпанемент воплей «Я НИКОГДА! Я больше никогда не буду!».

Далее можно подставить любое действие, предлагаемое мной, папой, старшим братом, – мыться, есть, спать, гулять… И здесь важно отделить опасное от безопасного, поставить четкие рамки, найти приемлемые формы протеста. Не наказывать ребенка отвержением за злость, гнев, агрессию, а показывать, как можно их экологично проживать. Кусать сестру нельзя, ей больно, а подраться с ней подушками – можно.

Толкать бабушку, которая хочет обнять, не стоит, а сказать ей «извини, я занят, я играю» – вполне приемлемо.

Что делать? Не стыдить за то, что происходит, а предлагать варианты, как справляться с тем, что раздирает изнутри.

Кризис семи лет (6-8 лет)

Этакая light-версия подросткового кризиса, совмещение семейных шаблонов с социальными. Семья очень важна, но появляются и другие грани жизни: друзья, школа, учителя. Мой старший сын в первом классе спрашивал, кто главнее – папа или учительница? В итоге определились, что дома папа, а в школе учительница, – и точно не друг Ваня. Главная задача этого кризиса – освоение социальных ролей в большой группе. Какой я? Насколько хорош? В чем силен?

Что делать? Задача родителей – быть устойчивым тылом, пока ребенок в коллективе осваивает различные социальные роли, встраивается в иерархию большого мира.

Подростковый кризис (с 11 до 17 лет)

Девочки пораньше, мальчики попозже, – этот кризис может идти не линейно, а в несколько приемов. Есть околопсихологическая фразочка, полностью характеризующая смысл этого кризиса: подростки так ведут себя, чтобы родители без сожаления с ними расставались. Это, пожалуй, самый важный жизненный этап, проходя который, ребенок отвечает в своей душе на экзистенциальные вопросы: Кто я? Куда иду? Чем хочу заниматься? Насколько мне подходит то, что предлагают родители, школа, молодежная субкультура, мир вообще?

Родитель подростка – это что-то вроде нейтральной Швейцарии во время Второй мировой: с одной стороны – школа, с другой – бурная социализация, придется быть переговорщиком и дипломатом.

Скандалящего отрока не схватишь подмышку, как трехлетку, не утащишь из магазина, – у него вон нога больше папиной (или у нее грудь больше маминой).

Плохая новость: воспитание ребенка на этом этапе уже закончено. У вас рядом практически взрослый человек, с которым какое-то время придется уживаться под одной крышей.

Хорошая новость: родитель – главный и устанавливает правила поведения дома.

Что делать? А со стороны родителя самым важным в этот момент будет спокойное отпускание, постепенное перекладывание ответственности за разные аспекты жизни ребенка на него самого и обрезание той пуповины, которая так прочно соединяла вас все предыдущие годы. Контролировать всю его жизнь вы не сможете, а если попытаетесь, то вся энергия протеста пойдет на саботаж этого контроля.

Кризис кризиса

Итог любого возрастного кризиса – изменение отношений между родителями и детьми, изменение вида связи между ними. Невозможно впихнуть подростка в распашонку для новорожденного, плохо будет и ему, и одежке не по размеру. Бурно ли проходил кризис или интровертивно, – «как раньше» уже не будет. Но будет много нового, прекрасного и интересного.

Это та ступенька, на которую важно взойти, чтобы увидеть новые горизонты.Их будет еще много во взрослой жизни, они будут привязаны к различным событиям. Кризис – это всегда рост, новые умения, навыки, ресурсы, обретаемые в нелегкой борьбе с самим собой.

Ко мне, «взрослому» психологу, выросшие дети как проблему приносят чаще всего те темы, которые в силу разных причин не смогли быть пройдены ими в три, семь и пятнадцать: имею ли я право сказать важным людям «Я сам» или «Извини, я занята»?

Умею ли я дружить на равных, создавать партнерские, а не созависимые отношения? Что важнее: быть хорошим сыном/дочерью для своих родителей или идти по своему пути?

Знаю, что иногда почти невозможно порадоваться взрослению ребенка из-за внешних конфликтных условий и ощущения вечного боя, – но попробуйте поверить, что это прекрасно, когда ребенок решает эти вопросы в задуманное природой время, а не в следующий кризис – среднего возраста…

Шпаргалка для родителей, Ноябрь 2014, выпуск №11(68)

Автор текста: Диана Моисеева, психолог

Комментарии