Илзе Лиепа: мне нравится, когда дочь вместо мультфильма включает балет

Знаменитая на весь мир фамилия Лиепа – по примеру отца, блистательного Мариса Лиепы, в балет в свое время пришли и его дети, Илзе и Андрис. Не побоялись ни изнурительной ежедневной работы, ни жестких ограничений, которые накладывает профессия. Великолепная балерина и актриса, президент благотворительного фонда «Культура - детям» Илзе Лиепа рассказала «Шпаргалке» о том, как важно серьезно относиться к детским увлечениям.  

Текст: Валерия Костюник

- Ваше детство можно назвать детством в привычном смысле или это были постоянные занятия у балетного станка?

- Когда я поступила в хореографическое училище, отец сказал: Теперь тебе надо запомнить, что твое детство закончилось. У тебя не будет возможности гулять на улице с подружками, играть в куклы - это был твой выбор. Мне тогда было 10 лет. У нынешних детей детство заканчивается еще раньше. Жизнь невероятно изменилась, стала намного концентрированнее, быстрее. Сейчас, наверное, нет семьи, где родители бы не хотели дать ребенку в его дошкольные годы максимально много. Отсюда огромное количество кружков – и музыка, и спорт, и пение. Мне кажется, это абсолютно правильно, тем более что мы потеряли возможность отпускать детей на улицу просто погулять.

- Когда родители – творческие люди, то «время с родителями» чаще всего означает «время за кулисами»?

- Жизнь за кулисами - это тоже время с родителями, и оно ничуть не менее плодотворное, чем какое-то другое. Отец брал нас с братом на свои прогулки, на пробежки, было еще интереснее, потому что мы становились частью его подготовки к спектаклям. Именно пример отца увлек нас, дал нам вектор нашей жизни, благодаря ему мы сделали свой профессиональный выбор.

- Ваш брат тоже артист балета, вы конкурировали в детстве?

- У нас никогда не было конкуренции, было такое хорошее соперничество – кто лучше что-то сделает. Кто более продуктивно выполнит гимнастику, дольше пролежит в «лягушке» или просидит на шпагате. А потом нам стало просто интересно общаться. Мы отлично понимаем друг друга, мне интересен взгляд Андриса и его мнение как профессионала.

- Как ваши первые шаги в профессии оценивали родители?

- Отец в силу своей интуиции нашел удивительный градус общения с нами, когда отсутствовал взгляд сверху вниз. Мы же прекрасно понимали, что отец не просто артист балета, мы знали, что он выдающийся, из ряда вон выходящий, это всегда чувствовалось. И если бы в его отношении к нам хотя бы немножко чувствовалась снисходительность, это могло создать комплексы, которые бы не дали нам возможности раскрыться в профессии. Его очень творческая энергия подтягивала нас к себе, давала нам абсолютную свободу, мы никогда не боялись его оценки. Конечно, мы волновались, что скажет отец, но не боялись, что его оценка сможет нас раздавить. Когда я делала первые шажки в театре, он звонил и говорил – маленький, это было гениально. Я понимаю, что это не оценка моего исполнения, но ему это было дорого, он не жалел любви.

- Оценка отца была важнее, чем мамина?

- Мама была всегда более строгой, на ней лежала вся жизнь дома, воспитание, она была тем человеком, который может и должен приструнить. Доставалось нам с братом часто, мы были ужасные сорванцы.

- Детское увлечение далеко не всегда становится делом жизни, чаще дети пробуют все, ищут себя в разных занятиях. Как помочь ребенку определиться? Не заставлять же заниматься через силу…

- Ребенок всегда смотрит, как взрослые относятся к его увлечению. Если отношение серьезное, то ребенок тоже начинает к этому серьезно относиться, а если «хочешь – ходи, не хочешь – не ходи», значит это не важно, это не так ценно в жизни. А что тогда станет для ребенка ценностью? Ведь пустоты не может быть, ребенок ищет, за что схватиться. Надо быть очень тонким, чутко понимать, действительно ли это занятие неинтересно ребенку, либо это лень, через которую надо переступить. Посмотрите на мам великих пианистов. Они все стояли рядом с ребенком во время занятий и если бы не стояли, неизвестно что получилось бы из их детей. Нужно немножко пересиливать себя, перебарывать лень. Но надо очень чутко относиться к интересам ребенка, а вдруг это действительно не его? Вдруг ребенок найдет себя совсем в другой сфере?

- Вам тоже приходилось себя пересиливать?

- Конечно! Я в детстве очень любила танцевать, но танец и работа - это совершенно разные вещи. Танцевать - это ставить себе музыку и танцевать от души, это прелестно. А стоять у балетного станка и тянуть ноги - это уже совсем не так легко. Любовь к своему занятию приходит позже, в возрасте 12-13 лет, но чтобы эту любовь почувствовать надо этот трудный путь пройти.

- Ваша дочь уже определилась со своими увлечениями?

- Дочь, как и каждый ребенок, очень занята, у нее свой график, она занимается многими вещами, а что потом выберет…. Настаивать я не буду, но мне нравится, когда она сама вместо мультфильма включает балет и его смотрит.

- Вам часто приходится общаться с детьми, в том числе и в рамках деятельности вашего фонда «Культура - детям». Чувствуете себя наставником?

- Мое глубокое убеждение, что дети должны воспитываться на истинных ценностях, черпать вдохновение из лучших образцов литературы, изобразительного искусства, музыки. Они не должны касаться суррогата. Так хочется, чтобы наши дети не останавливались на словах «классно» и «супер».  В своих школах или в общении с близкими детьми, я всегда говорю – а давайте подумаем, как еще можно сказать?  Восхитительный, дивный, прелестный, очаровательный, замечательный! Чтобы они не останавливались на одном слове. Это - субкультура, которая на нас надвигается, когда мы начинаем говорить языком Эллочки-людоедки. Это как шоры, обрезанность мысли на уровне коротких смсок, это ограничение не пускает тебя в размышление, не пускает творчество в твою душу. Сейчас мы имеем дело с поколением, будущего которого мы не понимаем, потому что еще не было поколения, которое выросло на этом сленге, на общении с телефонами с раннего детства, на компьютерных играх. Мы должны искать какие-то пути. Если ты соприкасаешься с большим количеством детей, надо думать – а что лично ты можешь сделать, чтобы поколение наших детей выросло достойными гражданами своей страны?

Фото предоставлено Свердловской детской филармонией

 

Комментарии

Прошедшие интервью с экспертами

Илья Лазерсон: если ребенок не ест брокколи, приготовьте брокколи вместе с ним

Просто пальчики оближешь – это как раз о его блюдах. Знаменитый шеф-повар, автор многочисленных кулинарных книг, руководитель собственной кулинарной школы и телеведущий Илья Лазерсон рассказал «Шпаргалке» о том, как английский помог стать поваром и что делать маме, если ребенок плохо ест.

«Молодежка. Взрослая жизнь»: если хочешь быть таким, как Овечкин, ты должен работать

С 4 сентября на СТС стартует новый сезон полюбившейся многим спортивной драмы «Молодежка. Взрослая жизнь». Вот уже пять лет мы смотрим, как эти ребята блестяще играют в хоккей, а ведь до съемок многие из них даже на коньках стояли не очень уверенно. Как выбрать свой спорт, как добиться в нем успехов «Шпаргалке» рассказали актеры Игорь Огурцов и Влад Канопка.

Студия СОЮЗ: шутки проверяем на супругах

В четверг на канале ТНТ стартует первое комедийно-музыкальное шоу «Студия СОЮЗ». Звездам, которые рискнули поучаствовать в программе, предстоит помериться музыкальностью и выстоять в жесточайшей схватке с русской эстрадой. «Шпаргалка» пообщалась с авторами и участниками шоу, Еленой Гущиной и Артемом Муратовым о чувстве юмора, музыкальном воспитании и карьере юмориста.