Ирина Богушевская: родитель должен быть с мозгами

Семь лет назад трое серьезных и талантливых взрослых – певица Ирина Богушевская, поэт Андрей Усачев и композитор Александр Пинегин рискнули заняться детским проектом. За это время «Детская площадка» получила массу восторженных отзывов детей и родителей, Национальную премию индустрии детских товаров, рецензию «лучшие детские песни, которые появились в новом веке без опоры на мультики и кино» от музыкальных критиков. А Ирина Богушевская из поющего продюсера проекта превратилась в автора детских песен. 

Текст: Валерия Костюник

- Ирина, большая разница между работой перед взрослой публикой и перед детьми?

- Это два разных способа существования. Со взрослыми можно поговорить на языке чувств и разума – а с детьми работает только игра. Детскую публику легко завоевать, если ты умеешь удивлять, если работаешь честно и искренне. Но настолько же легко ее и потерять, если провис или сфальшивил. «Детскую площадку» мы играем с 2010 года и методом проб и ошибок, обратной связи с родителями, выстроили максимально разнообразную программу на любой возраст от трех до десяти лет.

- Как удерживать внимание детей? Они очень по-разному воспринимают концерт, кто-то глаз со сцены не сводит, а кому-то хочется поскакать в проходах.

- Все дети с разным темпераментом и воспитанием, это надо учитывать. Есть те, кто вовлечен на сто процентов, тогда они остаются с тобой минут 15-20, больше малыши не выдерживают. И мы пытаемся это время максимально разнообразить, чтобы ребятам было интересно. Есть медленные песни, во время которых можно развалиться в кресле и поболтать с мамой, есть энергичные интерактивные песни, которые делают ребят полноправными участниками программы. И еще один секрет в том, что это живая музыка, профессиональные музыканты, у нас полная свобода и возможность импровизации, такого в шоу ростовых кукол с фонограммой быть не может.

- У ваших «серьезных» музыкантов даже выражение лиц меняется, когда они играют детские песни. 

- Когда я сказала музыкантам: друзья, давайте поработаем над детской музыкальной программой, они посмотрели на меня квадратными глазами, потому что у всех высшее музыкальное образование и вообще это супер-мега-профи. Ведь есть такое расхожее мнение, что детская музыка - это примитив, два притопа, три прихлопа, и все это должно быть сыграно на ужасном синтезаторе. Я предложила другой подход, когда детские песни сыграны по-взрослому. Мы подолгу бились над каждой аранжировкой, точно также, как бьемся над моими сольными песнями. В результате в детской программе появилась такая палитра жанров, есть и босса-нова, и рок-н-ролл, и кантри! Такие детские песни музыкантам играть очень нравится, а уж когда они привели своих детей, друзей своих детей, когда они увидели их реакцию – этот проект стал для них очень важен.

- Надо как-то готовить детей к концерту?

- Очень хорошо, если дети уже слышали эти песни. Они знают слова, подпевают, слышат знакомые мелодии. С другой стороны, мы постоянно разбавляем программу премьерами, потому что нельзя ехать только на хитах, наша программа - это живой организм, он развивается.  

- А своим детям вы какие песни пели?

- Я сочиняла песни для старшего, для младшего сочиняла еще больше, потому что на него вообще было больше времени. А пару лет назад меня как прорвало, я начала писать детский репертуар, потому что поработать с Андреем Усачевым – это отличная школа. Сейчас мы пока играем три моих песни, но их будет гораздо больше, у меня сейчас штук 30 детских песен написано, на два альбома точно хватит.

- Вы в детстве занимались музыкой с удовольствием?

- Да, мне очень нравилось, это не та школа, где тебя бьют линейкой по рукам. Это была студия, где тебе интересно, где дают задания сыграть, как идет дождь, как скачет зайка, ходит мишка – у меня был прекрасный педагог, Ирина Николаевна Малахова, автор собственной методики и книги «Первые шаги в мире звуков».

- А ведь часто бывает, что сначала нравится, а потом ребенок говорит – все, мне надоело, больше не хочу.

- К сожалению, ни в одной профессии не обходится без слова «надо», и в том числе это касается музыки, потому что на одном энтузиазме и порыве далеко не уедешь. Какие-то вещи ты просто обязан делать сидя на попе. Если дети не получают такой опыт в детстве, им будет очень тяжело, этому все равно надо будет научиться, ты нигде без этого не сможешь. Без таких противных слов как «дисциплина», «работоспособность», «усидчивость» невозможно ничего добиться ни в одной профессии.

- И что делать? Проявлять жесткость и заставлять заниматься?

- Прежде всего, родителям нужно уметь слышать и видеть своего ребенка, понимать, к чему у него способности, а не свои амбиции реализовывать. Заставлять тоже иногда надо, но, только если ребенку это занятие подходит, его это развивает. Просто бывает, что он упирается в какой-то тупик и ему надо помочь из этого тупика выйти, сконцентрироваться – и прыгнуть на уровень выше. У меня, например, сын занимался в литературной студии и у него тоже был такой момент, когда «лениво, не хочу, не буду делать это задание». Я проявила железную волю, сказала, что нужно уметь работать, черт возьми, вот и работай. И он был вынужден сесть и дописать свой рассказ. Я не знаю, будет ли он в жизни писателем или журналистом, или не будет, но навык этот прокачивать нужно.

- То есть родитель должен быть с железным кулаком…

- Родитель должен быть с сердцем и с мозгами! И видеть, что ребенку нужно, не корежить его, не ломать, а помогать, - в том числе и тем, что иногда ставить рамки. Детям это помогает, когда они маленькие, они пока еще не могут на себя брать ответственность. Потом, когда они становятся подростками, начинаешь постепенно отпускать и просто перекладываешь на ребенка ответственность по частям – сначала не проспать школу, потом приготовить обед, потом погулять с собакой, когда ты уехал на гастроли.

- Это ваш опыт?

- Да, вот сейчас я очень переживаю за свою собаку, потому что у меня дома 15-летний подросток с гаджетом и я волнуюсь, хватит ли у него ума вовремя проснуться и с собакой погулять.

- Как вы с сыном переживаете переходный возраст?

- У нас пока есть контакт и доверие, и если есть какие-то проблемы, то мы их вместе решаем. Просто когда-то он должен будет отделиться и начать решать свои проблемы самостоятельно.

- А у вас это отделение от родителей как происходило?

- У меня это случилось достаточно резко, в 17 лет, когда я поступила в МГУ. Родители жили в Будапеште, где папа работал. И когда я приехала в Москву и поступила, набрав 25 баллов из 25 возможных – сказала, что не вернусь к ним, потому что ни на что не променяю Университет. Они остались в Будапеште, я – в Москве. И первый год это был полный бардак, тусовки, пьянки, друзья могли ко мне завалиться в час ночи… На второй год во мне что-то щелкнуло, я вымыла всю квартиру, перестала пускать без предварительного звонка и выстроила свое расписание. Пока ты не пройдешь период хаоса, ты не сможешь понять, что никто кроме тебя не сможет поддерживать порядок в твоей жизни.

Фото из личного архива Ирины Богушевской

 

Комментарии

Прошедшие интервью с экспертами

Дмитрий Емец: осторожно научи, чтобы я этого не заметил.

А вы говорите, что современные дети не читают! В екатеринбургском Доме книги на встрече с Дмитрием Емцом полно юных читателей и даже юных писателей. Один из самых популярных современных писателей-фантастов, автор сериалов про Таню Гроттер и Мефодия Буслаева доброжелательно отвечает на любые вопросы – опыт общения с детьми у него огромный. У самого дома семеро по лавкам.  

Софья Каштанова: девчачьи посиделки – лучший терапевтический сеанс

На канале СТС стартовал сериал «Психологини». Три главные героини – психологи, но им самим впору обращаться к психологам. К примеру, Вика. Зарабатывает на жизнь тренингами «Как встретить настоящего мужчину – альфа-самца, воина и добытчика». Любит супруга и дочь, с удовольствием выполняет обязанности… главы семьи. 

Илья Лазерсон: если ребенок не ест брокколи, приготовьте брокколи вместе с ним

Просто пальчики оближешь – это как раз о его блюдах. Знаменитый шеф-повар, автор многочисленных кулинарных книг, руководитель собственной кулинарной школы и телеведущий Илья Лазерсон рассказал «Шпаргалке» о том, как английский помог стать поваром и что делать маме, если ребенок плохо ест.