Владислав Крапивин: работа должна быть любимой

Непросто было собрать вместе все большое семейство Крапивиных… Это интервью готовилось год – но зато мы смогли пообщаться с внуками писателя Дашей и Петром, их мамой Ларисой, бабушкой Ириной Васильевной и, конечно, со знаменитым командором «Каравеллы», автором замечательных детских книг Владиславом Петровичем Крапивиным. 

Текст: Инна Бартош 

Диспуты, яхты и любовь

Корни вашего «семейного дерева» – Владислав Петрович и Ирина Васильевна…

Лариса Крапивина: Они уже 50 лет женаты. Решив быть рядом и в радости, и в горес- ти, Ирина Васильевна по сути выбрала такую профессию – «спутница жизни». Она очень открытый человек, хорошо чувствует Владислава Петровича, и когда видит, что у него идет эмоциональный перегруз, берет удар на себя. Это такой боец невидимого фронта – обеспечивает тыл, всегда в тени, но не будь ее – не было бы и великого писателя. Все экономические проблемы, бытовые вопросы, воспитание детей и внуков – это все всегда решала матушка. Она сама творческий человек, учительница начальных классов, рисует, поет, лепит дымковскую игрушку. 

Ирина Васильевна, как вы познакомились с мужем?

И.В.: Я училась в педучилище, была комсоргом. У нас был диспут о любви и дружбе, на который пришел журналист Крапивин. Обсуждали с жаром, я тоже решительно высказывалась. Потом куратор нашей группы сказала, что я очень журналисту понравилась и он хотел бы у меня взять подробное интервью. Мы же были наивные, открытые... Потом мы ходили в кино, филармонию, оперный театр. Его всегда интересно было слушать, что-то с ним обсуждать. Он был очень… окрыленный. Не захочешь, да замечтаешь. Мы говорили о музыке, о звездах. Слушал мои детские стихи, даже хвалил. Было в нем что-то такое захватывающее, романтичное. Невозможно было не влюбиться. 

А вы, Лариса, как стали Крапивиной?

– В начале 80-х, когда мне было около 13 лет, я пришла в отряд. Мы писали заметки, строили яхты… Тогда как раз по чертежам В. Крапивина сделали уникальную для России серию яхт для подростков. Назвали класс – «штурман». Аналогов в мире нет. Все остальные яхты такого класса предполагают 1-2 места, а на наших могут брать на борт до пяти ребят. Основная задача этой затеи была сплочение экипажа, взаимодействие в команде. Ребята и взрослые все лодки строили своими силами. В 1981 году построили экспериментальную яхту «Экватор» всего за месяц. В августе спустили на воду – и поняли, что она очень легко управляема, маневренна и к уральским ветрам легко адаптируется. Поэтому запустили серию и построили за зиму восемь «штурманов». Для меня это было на уровне фантастики. Да и в принципе мало кто верил, что возможно все это сделать – построить, экипировать, сшить паруса… На постройке трудился весь состав отряда, и сам командор тоже. А когда мечта стала реальностью – это был настоящий прорыв в развитии «Каравеллы».

Мне было очень интересно общаться со всей семьей Крапивиных, в том числе с Павлом, он был в нашем отряде. Мы дружили, а когда стали старше, появились более глубокие чувства. Став взрослыми, мы поженились. 

Ключевые моменты

Что стало крутой переменой в жизни каждого из вашей семьи?

И.В.: Мне был 21 год, я пришла в школу работать и получила первый в своей жизни первый класс. Это незабываемо. 44 человека, дети русских, татар, башкир, марийцев… Я такого не ожидала. Некоторые даже по-русски плохо говорили, понимали смысл сказанного только после нескольких повторений. Я рассказывала им про дружбу, читали книги, учили много стихов. Все время рисовала картинки, чтобы им было понятнее. И мы смогли пройти эти незабываемые три года вместе. И к концу начальной школы дети прекрасно общались, дружили, много знали. Этот класс научил меня многому.

Владислав Петрович: Для меня важным событием стал момент, когда я получил членский билет Союза писателей и ощутил себя литератором. Внутри появилось осознание: я профессионал, это признано людьми. Ощущаешь огромную ответственность за то, что твои книги читают сотни, миллионы людей. И твои герои могут им как-то помочь.

Лариса: А для меня переломным моментом была автомобильная авария в мае 2007 года, когда мы слетели с трассы Тюмень – Екатеринбург. К счастью, остались живы. После этого пришло понимание, что не нужно торопиться и увеличивать скорость. В неспешном движении жизни есть своя красота и мудрость.

Дарья Крапивина: Моей крутой переменой стал переезд в Тюмень вмес- те с дедушкой и бабушкой, я там год проучилась в Тюменском университете. Мама, папа, брат были за 350 км, я очень скучала. В результате вернулась в Екатеринбург, закончила филологический факультет Уральского университета. А в 2014 году вышла замуж. Когда начинаешь жить отдельно от родителей, очень начинаешь ценить семейные отношения.

Петр Крапивин: Когда мне было 12, я как рулевой стал абсолютным победителем гонок на первенстве флотилии, а потом выиграл еще и первенство города. Это незабываемое ощущение восторга, – мы с экипажем смогли использовать все преимущества, ходовые качества разных лодок, возможности нашего самообладания и терпения. Один день гонялись вообще в полный штиль, но все равно выиграли все ходки. А когда меня как рулевого-победителя под аплодисменты ликующего народа кинули в воду (это такая традиция в «Каравелле»), было ощущение полета и счастья. А еще одна крутая перемена произошла в школе – в 7 классе я победил в муниципальном туре олимпиады по астрономии. Тогда я понял, что космос зовет. И надо больше заниматься наукой, серьезнее учиться. 

Как вычислить ветер

Лариса, вы видите в своих детях черты, унаследованные от Владислава Петровича?

– С Дашей сразу все было понятно, – она всегда рифмовала слова и в пять лет получила всероссийскую награду «Призвание» в конкурсе юных поэтов. Победителей там выбирали анонимно, – никто не знал, что Даша связана с Крапивиным. На очный тур мы буквально заскочили проездом в «Артек». Тогда казалось, что такие вещи могут «израстись». Но сейчас она пишет уже целые поэмы – видимо, это ее призвание. У нее выходят сборники, раскраски со стихами, готовится к выходу книга детских стихов, иллюстрации к которой сделала Евгения Ивановна Стерлигова. Дашины стихи для детей в той же стилистике, что и стихи Маршака и Барто, – очень емкие, выдающие зарисовку, показывающие мироощущение ребенка.

А еще Даша фактически Петю вынянчила, часто с ним оставалась, возилась, много фотографировала брата, одевая его то Робин Гудом, то ковбоем. Для Петра сестра – безоговорочный авторитет, особенно когда дело касается литературы. И она им, математиком-технарем, восхищается: «Ну ты, Петька, мегамозг, как ты это придумал?». Для нее математика – непростой предмет. В детстве, когда она решала задачи, допустим, про зайцев, всегда представляла задачу, а не решала ее, – это совсем другое мировосприятие. Рассказывала нам, какие это были зайцы: белые, мохнатые, сидят на зеленой поляне, над ними сияет солнце… Поэтому в пятом классе мы перевели ее в школу с сильным гуманитарным циклом. Сейчас Даше 24, она преподает в «Каравелле» танцы, этикет, творческую мас- терскую альманаха «Синий краб», программу «Музыка ветра», ведет с ребятами занятия по развитию литературного мастерства.

А Петру 16, он школу обожает – сориентирован на учебу, изучает альтернативную энергию и хочет создавать солнечные электростанции. В этом году он стал победителем всероссийского конкурса для талантливых детей «Лифт в будущее» и летом съездил на две научные школы, которые проходили в Уфе и в Москве. Больше он увлечен разными научными теориями, проектами. Он тоже сочиняет, но его стихи мальчиковские – про родину, про город, про прадедов. Ему важно не эмоциональное, как Даше, а социальное. В рамках отряда он прошел все стадии – от барабанщика до командира экипажа. Выигрывает все гонки, вычисляя логически и тактически верный маршрут. Для меня было удивительно, когда я увидела, что сын через интернет закачал в телефон карту озера, где идут гонки, и векторными стрелками обозначил направление ветра – просчитывает, как угол атаки ветра может воздействовать на парус и как благодаря этому может идти лодка. Я не знала, что такое вообще возможно. На любой лодке Петя сразу уходит в резкий отрыв, и догнать его невозможно. Это вам не просто «поймал ветер и пошел». Это физика! 

Даша, Петр, сталкиваетесь ли вы с особым отношением окружающих из-за вашей фамилии?

Даша: Да, но незнакомым восторженным людям я стараюсь сразу сказать, что про Крапивина лучше разговаривать напрямую с ним. А если человек хочет познакомиться со мной и он мне тоже интересен, тогда мы начинаем общаться.

Петр: Иногда ребята в школе просят взять автограф у дедушки или спрашивают мое мнение о некоторых героях его произведений. Не более. 

Каждому возрасту – свои задачи

Что вы получили «по наследству» от дедушки? Речь не о вещах, конечно…

Даша: Отличную родословную. Уверенность в завтрашнем дне: всегда есть ощущение, что у тебя хороший тыл – семья, которая поможет. Понимание, что не надо бояться заниматься творческими профессиями, что нужно работать там, где тебе интересно. Если работа приносит удовлетворение, это важнее, чем прибыль.

Петр: Большое культурное наследие. Испытываю удовольствие, когда читаю книги деда, в них зашифровано его мнение о проблемах человечества. Вот этому взгляду глобального масштаба и ненавязчивому предъявлению его людям очень хочу научиться. 

Даша, вы Крапивина, вы работаете в «Каравелле», – в общем-то понятно, как сложится ваша профессиональная судьба… Эта предопределенность не давит?

Даша: Раньше очень давила, хотелось вырваться из-под ее гнета. Но сейчас к этому отношусь спокойно. Когда вышла замуж, поняла, что зависимости нет. Могу заниматься еще массой разных интересных дел. Сейчас получаю большое удовольствие от деятельности в отряде, вижу результаты в творческих работах ребят, а еще греет понимание, что занимаюсь полезным семейным делом. 

Что дает «Каравелла» своим курсантам?

Лариса: Мне в детстве давала ощущение безопасности и комфорта, понимание, что тебе не надо ни с кем конкурировать. Да, ты никогда не догонишь того, кто тебя старше на два года, но следом за тобой идут младшие ребята, – придет время, ты станешь старшим, а они займут твое место. Система карьерного роста в «Каравелле» выстроена очень грамотно. Командирский возраст начинается с 12 лет, до этого дети на этапе матросской жизни впитывают идеи и ценности отряда. Им надо дать такую работу, чтобы они не «борзели», не надоедали старшим, но понимали свою важную миссию. И тогда не возникает никакого напряжения. У младших есть отряд барабанщиков – туда берут самых-самых лучших, они и есть потенциальные лидеры.

Владислав Крапивин: Пока человек живет, развивается, у него периодически происходят какие-то проблемы. И важно, чтобы он был готов их преодолевать, не пасовал перед трудностями, был научен защищать свои принципы. И знал, что или кто его поддерживает. 

В шквал не до дискуссий

Какие дети занимаются в «Каравелле»?

Лариса: Когда дети приходят в отряд, они – самые обычные ребята среднешкольного возраста из разных семей. Спустя месяц-полтора родители уже замечают изменения… Здесь влияют заданные понятные нормы отношений: никаких кличек, выровнены социально-статусные различия, ориентация на здоровый образ жизни, запрещены вульгаризмы и мат... Записываем детей к себе мы лишь один день в году – в первое воскресенье октября. В течение года ребята изучают морское дело, фехтование, журналистику, кино-, фотосъемку, историю флота, историю организации, танцы, этикет, а летом выходят на практику на воде, которая длится около полутора месяцев. А затем встречают гостей. В июле к нам приезжают на обучающие сборы ребята со всей России. 

Как сочетать внутреннюю свободу и готовность подчиниться приказу?

Владислав Крапивин: В отряде любой приказ можно обсудить, задать свои вопросы. Но дисциплина, подчинение общему уставу, законам товарищества были всегда. Иначе все бы рассыпалось. Ребята понимали эти требования и принимали необходимость взаимного подчинения. На яхте в экстремальной обстановке со шквальным ветром просто не до дискуссий. Но потом, если матрос считает, что командир был неправ или высказывал свои требования излишне эмоционально, он может попросить собрать Совет для обсуждения этого.

Лариса: Внутренняя свобода вообще свойственна человеку. Особенно в детстве. Задача отряда – как раз научить сочетать свою свободу со свободой других людей, сделать ее осознанной. 

Для Крапивиных «Каравелла» – это работа или служение?

Лариса: Для меня отряд – больше, чем работа. Это образ жизни. Это состояние души… Пространство, которое объединяет множество очень разных людей. Чистая энергия. Во время общих сборов ты утром приходишь в «Каравеллу», а потом вдруг понимаешь, что уже вечер, а ты не заметил, как пролетели все эти часы.

Владислав Крапивин: Любая работа должна быть любимой, интересной, захватывающей. Когда ты отдаешь силы какой-то идее и это приносит пользу не только тебе, но и людям, тогда и есть смысл в работе. А если такого ощущения нет, тогда не нужно этим заниматься.

 

 

Комментарии

Прошедшие интервью с экспертами

Илья Лазерсон: если ребенок не ест брокколи, приготовьте брокколи вместе с ним

Просто пальчики оближешь – это как раз о его блюдах. Знаменитый шеф-повар, автор многочисленных кулинарных книг, руководитель собственной кулинарной школы и телеведущий Илья Лазерсон рассказал «Шпаргалке» о том, как английский помог стать поваром и что делать маме, если ребенок плохо ест.

«Молодежка. Взрослая жизнь»: если хочешь быть таким, как Овечкин, ты должен работать

С 4 сентября на СТС стартует новый сезон полюбившейся многим спортивной драмы «Молодежка. Взрослая жизнь». Вот уже пять лет мы смотрим, как эти ребята блестяще играют в хоккей, а ведь до съемок многие из них даже на коньках стояли не очень уверенно. Как выбрать свой спорт, как добиться в нем успехов «Шпаргалке» рассказали актеры Игорь Огурцов и Влад Канопка.

Студия СОЮЗ: шутки проверяем на супругах

В четверг на канале ТНТ стартует первое комедийно-музыкальное шоу «Студия СОЮЗ». Звездам, которые рискнули поучаствовать в программе, предстоит помериться музыкальностью и выстоять в жесточайшей схватке с русской эстрадой. «Шпаргалка» пообщалась с авторами и участниками шоу, Еленой Гущиной и Артемом Муратовым о чувстве юмора, музыкальном воспитании и карьере юмориста.